Discordia Вики
Advertisement

«Как справиться с коррупцией? Начните с того, чтобы посадить трёх своих друзей. Вы точно знаете за что.» — Д. Зогу

Даниэль Зогу — политический и государственный деятель Тирагетской Империи, министр финансов и заместитель главы правительства.

Выходец из семьи, обогатившейся за счет земельной спекуляции в период послевоенных потрясений. Был менеджером фамильной винодельной компании. Выступая спонсором небольшой демократической партии, смог избраться в парламент и образовать умеренную фракцию депутатов. Зогу был избран Спикером второго созыва палаты депутатов, выступив компромиссной фигурой, поддержанной консерваторами. По мере обострения межфракционной борьбы, совершил уклон вправо и сыграл важную роль в установлении Третьего Правительства.

По началу исполнял представительские функции в кабинете министров, подчеркивая коалиционность Правительства. Позже, войдя в союз с популистскими силами, смог получить контроль над министерством финансов и провести локальную либерализацию тирагетской экономики и обновление налоговых механизмов.

Один из лидеров реформистского крыла геррлайнистов.

Депутат l-го, ll-го, и lll-го Созывов, спикер Палаты депутатов(1958-1960), министр финансов(1960-н.в.), генерал-губернатор Гетии(1960-1961), вице-канцлер(1961-н.в.).

История[]

Ранняя жизнь и карьера[]

Даниэль Зогу родился 3 октября 1920 г. в Тираграде. Его семья владела крупными виноградниками на юге Гетии.

С окончанием университета, где Даниэль изучал коммерческое право, устроился в компанию своего деда, занимающуюся виноделием. Дед, — Лорентиу Зогу, трепетно относился к внуку: «Позовите Даниэля, хочу знать какого он мнения» — часто приговаривал Лорентиу на последних годах жизни.

Примерно с 1944 г. Зогу состоял в Аграрной Партии. При помощи однопартийцев Зогу, за счет скупки наделов у разорившихся крестьян, расширил семейные виноградники. Разошелся с аграриями по вопросу крестьян: члены Аграрной Партии были крупными землевладельцами, видевшими в крестьянах ресурс, на коем основывается их влияние, когда как Зогу считал главным ресурсом землю, к работе на которой им нанимались профессиональные агрономы. «Мещанский» подход Зогу сделал его объектом насмешек традиционной земельной аристократии.

В 1949 г. по завещанию деда получил долю от предприятия, стал акционером. Тогда же году приобрел и возглавил фирму по продаже вин и ликёров в Тираграде.

Вилла

Загородная вилла Даниэля Зогу

В 1953 г. покинул Аграрную Партию. В том же году вступил в развивающуюся центристскую партию «Демократический социальный союз». В 1953-1954 г, на фоне подъема бизнеса, Зогу обзаводится виллой с теннисным кортом и бассейном. На вилле проходили вечеринки для финансистов и промышленников, на которых Зогу добивался финансовой поддержки для ДСС.

Зогу стал главным спонсором партии: на его деньги та приобрела еженедельное газетное издание. При этом, Зогу не был высокого мнение о ДСС:

«Полунищие профессора, уволенные журналисты и фальшивая богема... Не ясно, куда они больше смотрят, в светлое будущее или в мой кошелек.»

В сентябре 1955 г. избран в ЦК партии. Коронация Александру l в 1956 г. и его обещания реформ стали толчок многим политическим силам. Демократический Социальный Союз развил кипучую агитацию, давящую не бедственное положение среднего класса и экономическую отсталость. Во время выборов Зогу стал шефом предвыборной кассы. Из за того, что программная повестка ДСС тонула в пропагандистской истерии лета 1956 г., Зогу добился от Союза объединения с несколькими мелкими партиями, имеющими схожую программу.

Депутат-центрист[]

По итогу выборов, Зогу успешно получил мандат, возглавил фракцию Союза в Палате Депутатов и вошел в комитет по делам финансов. К сожалению для Зогу, большинство в парламенте нехотя делили между собой Трудовой Блок и Консервативный Альянс, равно отдаленные от ДСС движения. После череды переговоров и подкупов, Даниэлю удалось поспособствовать созданию небольшой центристской коалиции.

Долгое время не решался выбрать сторону в борьбе между левыми и правыми. Зогу рассчитывал, что «радикалы» в скором времени друг друга дискредитируют, и тогда «мяч окажется на поле умеренных». Даниэлю оставалось лишь поддерживать хрупкое единство своей фракции, которую то и дело расшатывали её левое и правое крыло. В июне 1957 г. Зогу выпускает политическую брошюру, полнящуюся нападками на Бюро экономического контроля и его директора Иннокенти Салтингу. В ней глава умеренных возлагает вину за «недоразвитость» тирагетской экономики на протекционизм и коррупцию Салтингу, которыми тот поддерживает устаревшую изоляционистскую политику. По мнению многих, выпады Зогу были направленны на получение поддержки левых.

Безрезультатно противился роспуску парламента в январе 1958 г..

Императорским указом от 22 января все партии Тирагетии упразднялись, а назначенные выборы объявлялись беспартийными, что серьезно ударило по Зогу. Из за потерь умеренной фракции, Зогу попытался объединится с группой Алина Лексяну. Тот, впрочем, заключив соглашения с фон Думхаммером, отказался, и, на протяжении всего созыва 1958-1960 г. будет пытаться вытеснить фракцию Даниэля. После этого Зогу совершает уклон вправо.

В феврале Зогу выдвинул притязание на портфель министра внутренних дел. Геррлайн, имеющий свои планы на МВД, предложил Зогу договор: Геррлайн поддерживает Зогу, как нового Спикера Палаты, а фракция Зогу, в свою очередь, голосует за Геррлайна в качестве главы МВД.

Не ясно, действительно ли Геррлайн ставил целью становление Зогу спикером, или он таким образом намеревался лишить голосов умеренных кандидата от Трудового Блока. В любом случаи, компромиссная кандидатура Зогу получила большинство.

С началом активной фазы июльских демонстраций, Зогу спешно покидает Тираград. Весь путч спикер скрывался на своей вилле. Лишь после возвращения в столицу императора, Зогу возвращается в парламент, где поддерживает ввод чрезвычайного положения. Все акты, принятые депутатами с 16 на 20 июля, объявлялись недействительными. Давление левого крыла заставляет Зогу всё больше полагаться на сотрудничество с консерваторами.

В 1959 г. Зогу принял участие в смещении Пива Чумного.

В июне 1960 г. стало очевидным, что шаткий парламентский порядок обречен. С Шефнером, вошедшим в правительство в обход палаты депутатов, Зогу договорился об объединении центристской фракции с Консервативным Альянсом. При содействии Зогу прошли многие предложения Шефнера. После изгнания Орегану, Спикер Палаты развил кампанию давления против левого крыла. На заседании 15 июля, Зогу, вопреки всем процедурам, лишил права выступления депутатов Трудового Блока, открыв трибуну для беспрепятственных нападок правых. К часу дня прошло голосование, по итогу которого парламент объявил Тирагетию в осадном положении, что стало законодательной основой для наделения лидера консерваторов диктаторскими полномочиями. Тогда же Зогу выдвинул предложение о немедленном аресте 28 наиболее рьяных сторонников фон Думхаммера из числа депутатов.

Министр финансов Третьего Правительства[]

По кулуарному соглашению, Зогу достался пост министра финансов. Одновременно он был назначен Генерал-губернатором Гетии, которым оставался до августа 1961 г..

Теоретически, на Зогу ложились ключевые вопросы: купирование последствий Июньского Кризиса и переориентирование экономики в соответствии с новыми реалиями. Наибольшая роль в экономической политике, однако, на раннем этапе «Нового Курса», отводилась президенту ново созданного Национального Банка — Уодиму Марешу. Одобренная Геррлайном политика Мареша характеризовалась прямым, широкомасштабным и всеобъемлющим вмешательством государства в экономику: антиинфляционными мерами, привлечением иностранных инвесторов, и вводом тарифов для защиты новых отраслей.

Взгляды на происходящее были у Зогу двоякие: с одной стороны, «Стабилизационный режим» воспринимался Зогу, как и многими тогда, - как временный, который в будущем сменится более демократическим порядком. Зогу разрывался между желанием сделать вклад в будущую систему Тирагетии, и неуверенностью, что он сможет удержатся вне Третьего Правительства. По сему, многие действия Зогу имели компромиссный характер.

Первое время технический аспект финансовой политики целиком и полностью лежал на Мареше и статс-секретаре министерства финансов, тогда как Зогу играл роль посредника между различными кругами финансовой элиты, отвечая за то, чтобы экономические преобразования проходили «без вопросов».

1 января 1961 г. Геррлайн огласил правительству первоочередную задачу его «Нового Курса», а именно построение корпоративного государства. У Зогу, едва сумевшего добиться профицита бюджета, это заявление вызвало опасения.

Зогу и Шефнер

Д. Зогу и Л. Шефнер, лидеры популистов

Во время работы Национального Собрания 1961 г. Зогу открыто выступает в пользу разработки демократического закона. Выдвинутые им положения находят поддержку делегатов. Опасаясь возрождения популярности Зогу, в связи с возрождением его репутации либерала, Геррлайн поручает Зогу обнародовать итоговый вариант полуавторитарной «Мартовской Конституции».

Поворотным моментом для Зогу стал союз с Шефнером, решившим перехватить контроль над правительством у кабинет-секретаря Кэтсби. Шефнер, выделяя роль Зогу в установлении геррлайнизма, выдвинул того на роль заместителя главы правительства, т.н. «Вице-канцлера». Майн Герр поддержал назначение, держа в уме, что всегда можно возложить недостатки режима на Зогу, как «автора» конституции и второго человека в кабинете. Впредь вице-канцлер Даниэль Зогу скреплял своей подписью большинство правительственных декретов.

В декабре Зогу заменяет статс-секретаря министерства финансов на своего человека, Аурелиана Петре. В министерстве Зогу продвигал выходцев из бизнеса, знакомых с практическими реалиями экономических процессов. Перестановки затронули не только министерство финансов: в течении года на места откровенно реакционных членов правительства придут более социально-ориентированные деятели, давшие Зогу долгожданную свободу действий. Была проведена реформа налоговой системы, направленные на развитие среднего и малого предпринимательств. Главным достижением Зогу стало резкое ограничение прямого вмешательства в средний бизнес и начало подвижек в сторону либерализации экономики. Зогу стремился к смягчению острых углов режима:

«Человек смирится с многим, пока ест трижды в день и спит в теплой постели под собственной крышей»

Вместе с тем, многие замечают, что налоговая реформа явным образом ударила по сподвижникам Зогу, бывших с ним в составе Умеренной Коалиции и недовольных его сменой позиций. Министр финансов полагался на увеличение выпуска товаров народного потребления, сбивая цены на которые можно было примирить с геррлайнизмом наибольшее число людей. При участии Зогу были открыты институты в области исследования экономики, коммерции и финансовых возможностей Тирагетии.

Неогеррлайнист[]

Зогу, далекий от секьюрократического порядка, вносил гражданский аспект в работу кабинета. Как заместитель главы правительства, он рассчитывал на преемственность Майн Герра. Считая что геррлайнизм в своей жесткой форме справился с поставленными задачами, Зогу взялся за разработку его партикулярной версии, названного им «неогеррлайнизм».

Зогу и его помощники

Д. Зогу и его секретари

Зогу выступает с позиции частичной демократизации общественных отношений, построенных на принципах геррлайнизма. Важной частью этой программы является создание баланса между полицейской и правительственной властью, разграничение которых должны проявится в большей свободе кабинета министров в сферах, не затрагивающих вопросы национальной безопасности.

Экономический вопрос, по мнению Зогу, решался пересмотром негласного договора между корпорациями и правительством, по которому жизненно важные отрасли экономики остаются за государственными концернами, а прочее — отходит в частный сектор.

Не имея поддержки в МИБ, Зогу полагался союз с Шефнером в умиротворении особистов. Расхождения с левыми геррлайнистами отходили на второй план, когда о себе давали знать ортодоксальные реакционные геррлайнисты, широко представленные в ББ. Встречая сопротивление со стороны Бюро Безопасности Кэтсби, Зогу сделал Антропоцентристскую Ассоциацию своим главным объектом критики. Политика Зогу вызвала критику со стороны правых геррлайнистов, утверждающих, что вице-канцлер «злоупотребляет доверием правительства, рискуя лишится не только доверия, но и головы». Тогда же СМИ, критично настроенные к заместителю главы правительства, подхватили распространяемые антропоцентристами расследования о незаконном обогащении Даниэля Зогу. Со стороны Зогу возникали попытки снизить накал критики, путём подкупа редакционной коллегии «Имперской Печати».

Через министра иностранных дел Мерсéру, Зогу старался облегчить заключения торговых соглашений. Но, после 1966 г., на фоне ухудшения отношений с Берденгуссией, откровенно проберденский Алексис Мерсéру был смещен. Новый министр не был терпим к вмешательству в свою работу и не боялся «ставить винодела на место».

В 1969 г. Бюро Безопасности выдвинуло подозрения о причастности Зогу к т.н. «Заговору губернаторов»: многие заговорщики активно сотрудничали с министром. Зогу не был привлечен по «Делу бюрократов», но на год оказался под пристальным наблюдением ББ и «Четверки». О недоверии к заместителю главы правительства говорит и то, что он не был включен в список генерал-губернаторов, назначенных во время восстания гармонистов.

Майн Герр, находясь под впечатлением от происходящего в Дискордии, рассудил что слишком опасно оставлять национальную экономику «на прихоть рынка». Руководствуясь этим принципом, он заменить Аурелиана Петре на Йона Ника, в качестве заместителя Зогу. Ника, прежде начальник налоговой, обозначил свою задачу как «безболезненный для экономики поиск средств на геррлайнистские программы», что существенно ограничивало Зогу. Лишь при вмешательстве Шефнера, старого друга Ника, удалось выбить поблажки для министра финансов.

Advertisement