Discordia Вики
Advertisement

«"Двойка", "Четвёрка", и даже Бюро, могут сколько угодно взирать на нас с высока, но именно мы охватываем широкие гетские слои. Мы — самая близкая к народу грань МИБа, и мы лучше прочих понимаем толпу. Без эмоций, политического окраса и социальной каёмки. Мы не дубинка, занесённая над головой, а рука, протянутая народу.» - Й. Голеску.

Йорг Голеску — полицейский чиновник и государственный деятель Тирагетской Империи, бессменный руководитель I-го ГУ МИБ.

Ветеран гражданской войны, он играл важную роль в политике ещё в качестве шефа уголовной полиции СтарГЕРРода, прежде чем стать одним из приближенных к Майнхарду Геррлайну. Признанный специалист в области администрирования, Голеску был ответственным за приведение в жизнь геррлайнистского курса во внутренней политике.

Куратор подавления Восстания Гармонистов 1969 г. и организатор гетто для понипоклонников и берденов.

Член Бюро Безопасности с момента его создания.

История[]

Ранняя жизнь[]

Окончил Техническое Училище. В 1920 г., на фоне подъема анархо-коммунистических идей, наследный князь Константин создает общественную организацию «Vigilenți/Бдительные», призванную усилить надзор за тирагетским обществом. Голеску становится одним из основателей ячейки Бдительных в родном городе. 1923-1925 военнослужащий Гетского Княжества, киномеханик полка.

В 1925 г. покинул армию в звании младшего сержанта. По совету знакомых по «Бдительным», подаёт заявку в Полицейское Управление, зачисляясь в учебное подразделение гетской полиции.

С началом Гражданской Войны включен в состав уездного управления уголовной полиции. Из за того, что в годы войны полиция считалась гражданской службой, Голеску обязали к зачислению в действующую армию. Таким образом Голеску стал единовременно секретарем полицейского управления и старшиной резервного батальона.

Лейтенант Голеску

Лейтенант резерва Й. Голеску

В 1932 г. переведен в освобожденный от красных город Клиоца, где в качестве лейтенанта полиции участвовал в организации местных структур. Март — октябрь и.о. Начальника технического отдела городской полиции.

Свое первое серьезное назначении сардонически прокомментировал:

«В Смуту карьеры делаются быстро. Быстрее только пуля, которая их сплошь и рядом обрывает...»

В ноябре возглавлял следственную группу, ответственную за выяснение обстоятельств срыва поставок зерна.

Жалама[]

С 3 декабря 1932 по 21 февраля 1933 г. помощник начальника полиции Жаламаского Уезда, так же освобожденного от коммунистов. Единовременно состоял при штабе резервного полка, дислоцированного в уезде.

После вступления в должность, Голеску оказывается завален жалобами местной жительницы, Луиза Агарич, потерявшая мужа на войне. Поскольку муж Агарич был мобилизован в Ревармию, её, как вдову противника, оставили без средств к существованию с годовалой дочерью на руках. Голеску на время пристроил Луизу домработницей, когда как сам безуспешно ходатайствовал за выплату пособия вдове ветерана, как призванного против своей воли. Когда Голеску получил новое назначение, он, дабы избавить женщину от нужды, решился взять Луизу в жены. Её дочери Николете дали фамилию Голеску.

Жалама была уездом, известным своим глухим лесом. Со всех близлежащий мест интернирования были свезены захваченные красноармейцы. Полевой Полицией, 2471 человек доставили в лес Жалама, где были расстреляны, и погребены в братской могиле. Подобный масштаб оказался непосилен ограниченным силам 3-П, поэтому были привлечены проверенные кадры местной полиции. Голеску ведал оформлением и подготовительными работами к так называемому "Жаламаскому делу".

В своих показаниях Сигуранца 1943 г. Голеску рассказывает:

«Приехали Телэ и Маурер. Это был июнь 1933 г.. Меня позвал шеф, и велел сопровождать высокое руководство на место..

Явившись на территорию, генерал Телэ велел вскрыть захоронение. Он с Маурером довольно оглядел тела, периодами интересуясь подробностями процесса. К нашему удивлению, он с улыбкой пожал присутствующим руки. Я краем уха услышал, как удаляющийся министр юстиции, на протяжении всего визита не обмолвившейся словом, сказал генералу Телэ, - "Имей мы такие темпы по всем фронтам, и с самого начала войны, давно бы перебили красных!"

После они уехали, а я велел обратно засыпать захоронение, и еще долго оставался на месте, возвращая территории непримечательный вид.»

Апрель 1933 — июль 1934 г. Заместитель уполномоченного по формированию уездной сельской полиции Жаламы.

На высоких должностях[]

С августа по декабрь проходил курсы подготовки командного состава в Имперской Академии Тираграда, после окончания которых определен начальником следственного отдела Приморского р-на Сатан-порта. С 1938 г. заместитель начальника следственного отдела городской полиции. Голеску состоял в свите военного наместника Сатан-порта бригадного генерала Попеску.

Фигурант списка кандидатов в помощники по гражданским делам военному руководителю Гетии генералу Валериу Отту. Описан как «Молодой, энергичный, не прощающий ошибок не себе, не другим...». Отметён в силу факта женитьбы на вдове врага государства.

В 1940 г. переведен на аналогичную должность в СтарГЕРРод, с целью наблюдения за смещенным министром Шаубом.

К осени 1942 г. Телэ устранил своих основных конкурентов. В отличии от Маурера, решавшего вопрос оппозиции физическим устранением, Август Телэ планировал отправлять противников режима в концентрационные лагеря, пуская их труд на нужды Тирагетии. В сентябре-октябре 1942 г. он активно очерчивал будущую лагерную систему, а в роли руководителя СтарГЕРРодского концлагеря видел Голеску. Планы генерала сорвал переворот.

С 1944 г. вице-комиссар полиции и начальник следственного отдела.

Начальник Голеску

Начальник уголовной полиции СтарГЕРРода

Весной 1947 г. в семье Голеску произошла трагедия. Приемная дочь Йорга, Николета, состояла в интимной связи с Людвигом Геррлайном. Узнав, что тот не намерен на ней женится, Николета застрелилась из отцовского табельного. За закрытыми дверьми, вице-комиссар высказывал намерение пристрелить младшего Геррлайна при первой возможности. Помощнику удалось его отговорить. После похорон Николеты, Голеску с головой погрузился в работу, нередко ночуя в кабинете.

Начальник СтарГЕРРодской полиции с 11 апреля 1948 г.. В новом качестве подверг пересмотру многие дела, добившись ужесточения уже действующих приговоров. Комиссар полиции с октября 1951 г..

В 1952 г. принял участие в продвижении и реализации демонтажа ветхих строений СтарГЕРРода, как «несущих угрозу мирному населению». Тендеры на снос и застройку получила строительная компания Persu & Asociații, позже ставшая одним из спонсоров Консервативного Альянса.

1953-1954 г. был одной из движущих сил гонений против предыдущих созывов городского совета, члены которого, со слов Голеску, превратили город в перевалочный пункт контрабандистов.

В 1954 г. передал в распоряжение Майнхарда Геррлайна материалы по кандидатам в мэры СтарГЕРРода, что сыграло значимую роль в победе союзника Геррлайна. Входил в «Herrenklub»(Джентельменский Клуб) — объедение восточно-геррмайнских аристократов, банкиров, высокопоставленных полицейских, депутатов и чиновников, действующие под видом вечернего клуба. С 1953 по 1960 г. клуб был центром политической жизни Восточной Геррмайнии.

В качестве шефа полиции ввёл запрет на митинги всех партий, кроме «Национального Дела».

Привлечен Шефнером в разгром заговора, направленного в пользу Людвига Геррлайна. Лично вел дознание последнего. Сделал ключевой вклад в чистку СтарГЕРРода от противников Геррлайна в 1955 г..

В августе 1957 г. и.о. Министра внутренних дел Марку Барбот включил Голеску в список рассылки материалов, направляемых руководству МВД. Так, в СтарГЕРРод начали поступать копии протоколов заседания МВД, постановлений секретариата и черновые версии приказов по полиции.

В сентябре произведен в старшие комиссары полиции.

Переведен в столицу после Пивного Путча: с 26 июля 1958 по 9 окрября 1959 г. начальник Следственного управления МВД. Со вступлением в должность, пересмотрел многие дела в пользу ужесточения. Заведовал созданием досье на основным тирагетских политиков. С октября — генеральный инспектор полиции(генерал-лейтенант).

Осенью 1959 г. назначен начальником восточно-геррмайнской полиции. Вплоть до мая продолжал получать на утверждение документы из Следственного Управления.

Возглавил погоню за покушавшимся на жизнь Геррлайна в мае 1960 г.. Собственноручно выбросил из окна полицейского, по неосторожности пристрелившего нападавшего. Йорг поддержал Кэтсби в идее информационной блокады. Орегану требовал подчинения от Голеску, угрожая, в противном случаи, обнародованием его участия в Жаламаской Бойне.

Шеф имперской полиции[]

С отстранением Орегану, Голеску стал статс-секретарем МВД, начав чистку кадров в полиции. 2 июля Голеску возглавил разгром криминальной группировки «Южные». Их лидер, и союзник Орегану Эберт Батку, был казнен. 11 июля Голеску отправил Геррлайну записку, гласящую что «контроль над полицией восстановлен повсеместно».

В событиях 15-17 июля Голеску отводилась ключевая роль, в частности, именно он отвечал за обеспечение контроля Правительства над крупными городами.

Принятый 15 июля «Стабилизационный План» предполагал упразднение местной власти и передачу всех полномочий на местах назначаемым «Генерал-губернаторам». Голеску был объявлен генерал-губернатором Восточной Геррмайнии, с сохранением за собой руководства имперской полицией. Способствовал «вовлечению Княжеств в Новую Тирагетию».

Голеску

Начальник I-го Генерального Управления, 1968 г.

При проектировке Министерства имперской безопасности Голеску отводилось руководство гражданской, уголовной, дорожно-транспортной и миграционной полициями, включенными в l-е Генеральное Управление МИБ. Так же под надзором Голеску были сформированы первые Бригады искупительного труда, прежде чем эта сфера была закреплена за V-м ГУ.

Разработанный правительством новый Кодекс был принят лишь после внесения правок со стороны генерального комиссара.

Начальником l-го ГУ отводилась важная роль полиции в общественной работе. По его предложению, при ГУ было образовано Политическое Управление, ведавшее политическим и идеологическим просвещением населения. Управление было распущено с созданием Министерства Культуры.

Голеску, с гордостью носивший форму, близко к сердцу принимая моменты, бросающую тень на полицию, как на опору нового государственного порядка.

«Застал органы Цинута Пешат в неприемлемом запустении. Областное управление больше походило на сарай. У многих офицеров не было оружия: весь арсенал представлял из себя две дюжины пыльных охотничьих ружей. У половины инспекторов не было нормальной обуви, даже сапог! Техника — тема едва ли не более больная, в виду её отсутствия. Наконец, в уездах этого цинута я видел полицейских на конях, за место принятого в повсеместное пользование транспорта. Вы кто, казаки, драть вас в папаху?!»

Голеску и Геррлайн

Й. Голеску навещает М. Геррлайна на отдыхе

Голеску во всю добивался повышения качества работы, материального оснащения и подготовки полицейского состава. По его предложению, высшее образование стало одним из главных критериев при рассмотрении кандидатур и присвоении генеральских званий. Начатое Геррлайном в 1958 г. обновление учебно-подготовительных заведений МВД, при Йорге Голеску продолжилось с новой силой.

Наделение ББ функциями внутренней безопасности было встречено Голеску без энтузиазма. Он, будучи сторонником сохранения отделов внутреннего порядка в каждом отдельном ГУ, с негативном отнёсся к «нарочитой бюрократии». Лишь после обещания, данного Кэтсби, что ББ будет уважать «внутреннюю кухню» ГУ, Голеску умерил сопротивление процедуре. При Бюро ему отвели курирование административной политики МИБ.

Йорг дважды, в 1965 и 1968 г., посещал Австралазию с целью обмена полицейским опытом. В 1971 г. ему была поручена опека над Раймондой Болтон, наследницей Австралазии, отправленной для прохождения обучения в Тирагетию.

Голеску участвовал в разработке акта «О свободе и безопасности», стершим грань между МИБ и государством. С принятием закона, власть Йорга Голеску существенно возросла.

Миграционная политика[]

«Видит Бог, я верю в Гетскую Демократию — демократию гетов, и для гетов!»

Йоргу Голеску принадлежит ключевая роль в тирагетской национальной политике. Им были введены «внутренние паспорта» для нечеловеческого населения, действующие в границах «линий оседлости».

В начале 1963 г., по результатом переговоров Правительства с представителями понипоклоннической диаспоры, было заключено соглашение, по которому за понипоклонниками было закреплено право свободного исповедания своего верования в границах «Специализированных территорий». Голеску, как шеф над миграционным бюро, возглавил процесс регистрации и переселения понипоклонников, получивших ограниченное самоуправление.

Голеску также отводилась задача по колонизации осушенных в 1966 г. Муштинских Болот. Данная процедура происходила при плотном сотрудничестве с руководством КОЛ и министром Стояну.

Пользуясь свободой действий в резервациях, свою деятельность развернуло экстремистское «Гармоническое движение», ставшее подстрекателем серии бунтов. На руку гармонистов играла областная администрация: группа губернаторов, приемущественно из Трансмонтии, составила ядро антигеррлайнистского заговора, для поддержки которого ими привлекались боевики-гармонисты. После подавления восстания гармонистов 1960 г., Под руководством Голеску прошло переселение понипоклонников.

На время восстановления северных городов, понипоклонники были помещены в "Патриационные лагеря", крупнейший из которых вмещал 68614 человек. Во время решения судьбы понипоклонников, на высшем уровне преобладала позиция по выселению их на Вельсу, - остров в берденском море. Геррлайн выступил против предложения, настояв на расселении понипоклонников по Империи, с последующей натурализацией. Согласно этому плану, было жизненно важно не допустить образования крупной игрийской общины. Порядка 150-160 тысяч игрийцев было расселено по разным уголкам Тирагетии. Им была представлена свобода перемещения в границах уезда, при условии, что они будут регулярно «отмечатся» в отделении полиции. За нарушением условий патриации следовала отправка в БИТ.

Обязанность по воплощению плана легла на Голеску, не согласного с «крайне либеральным» подходом к национальному вопросу.

Advertisement