Discordia Вики
Advertisement

«Как офицер, заявляю, штыки — величайшее изобретение человечества, но усидеть на них не выйдет. Власть сильна не когда ей не перечат, а когда её поддерживают» — Л. Шефнер.


Лукаш Шефнертирагетский военный и государственный деятель. Член Третьего Правительства, один из руководителей МИБ.

Ближайший сподвижник Майнхарда Геррлайна, сделавший значительный вклад в милитаризацию полицейских структур и установление режима геррлайнизма. При «Новом Курсе» стал шефом военной полиции и политическим куратором вооруженных сил.

Шефнер является движущей силой левого уклона в тирагетской политике. Благодаря инспирированного Лукашем умножения доли социального популизма, геррлайнистскому режиму удалось обзавестись широкой народной поддержкой в тирагетских массах.

Шеф Национальной Жандармерии(1958-1962), Обер-комендант Тираграда(1958-н.в.), министр без портфеля(1960-н.в.), начальник ll-го ГУ МИБ(1962-н.в.), Член Бюро Безопасности(1962-н.в.), Генерал-губернатор Трансмонтии(1969-1970).

История[]

Ранняя жизнь[]

  • Отец — Николае Шауб, полковник, управляющий поместьем Иона Презана, в будущем министр продовольствия при Военном Правительстве.
  • Мать — Ильза Шефнер, старшая медсестра старгерродского госпиталя, дочь троекратного примара СтарГЕРРода.

Рос в атмосфере строгости, в семье была сильна левославная мораль. После назначения отца министром продовольствия, Лукаш стал носить фамилию матери, чтобы избежать негативных ассоциаций, связанных с драконовской политикой, проводимой Николае.

Курсант Л

Курсант Л. Шефнер

Лукаш с ранних лет грезил военной карьерой. Первоначальной причиной был поиск одобрения отца, а после — убежденность, что он сможет лучшим офицером, нежели Шауб. Поступил в СтарГЕРРодское Кадетское Училище. Имел высший бал по всем дисциплинам. В числе 20-и лучших кадетов участвовал в параде, приуроченном к пятилетию окончания гражданской войны.

В 1940 году зачисляется в Тираградскую Пехотную Школу. В дали от отцовского надзора, пускай и в откровенно казарменных тесках, Лукаш почувствовал себя свободно. Его дневники и письма матери пестрят одухотворенными строками, в которых он описывает военное товарищество между курсантами.

В 1944 сдает экзамены и поступает на военно-юридический факультет Императорской Офицерской Академии. Едва новость о начале тира-арстоцкой войны дошла до Университета, как Шефнер, с группой своего факультета подает прошение об отправке на фронте. Той же ночью, поддавшись уговорам сверстников, удрученный Лукаш совершает полуночную вылазку в город, проведя ночь в компании алкоголя и девушек. К рассвету нетрезвую группу курсантов попытавшихся незаметно вернутся в спальный корпус задержали и подвергли дисциплинарным взысканиям.

Служба[]

Окончив Академию в 1947 г., Шефнер приступает к работе в военной прокуратуре. Основой деятельности молодого военного юриста было преследование членов подпольных парамилитарных группировок. Главной целью оставалась Ассоциация ветеранов Тирагетии.

В октябре 1952 г. прогремел скандал с участием княжеских гвардейцев. Леопольд фон Думхаммер сделал всё чтобы дело перешло в военную прокуратуру, где он мог контролировать его ход. Одним из следователей стал Шефнер, которого Думхаммер считал "пылким максималистом, не терпимым к произволу". Старший лейтенант, однако, сделал всё дабы саботировать следствие. Выслужившись перед княжеской семьей, он, по протекции Георга, был зачислен в гвардию.

Шефнер не отличался харизмой, но создавал благоприятное впечатление в беседах один на один. По военному практичный, он, тем не менее был лишен подавляющего большинства недостатков, свойственных профессиональным офицерам. Компанейский и ладящий с делопроизводством, Лукаш быстро пришелся по душе Майнхарду Геррлайну.

Киан Орегану писал о Лукаше в своих мемуарах:

«Этот полнощекий тюфяк создавал обманчивое впечатление. Бывало здороваешься с ним за руку, так он смущенно отводит глаза и вдруг резко сжимает пальцы в железной хватке, едва те не ломая. Плут и обманщик, не склонный выдавать истинного себя.»

В апреле Шефнер становится слушателем Академии Внутренних войск. В феврале 1954 г. - адъютант Майнхарда Геррлайна, который всё больше сосредотачивался на политической деятельности, делегируя командование гвардией своим выдвиженцам.

В марте 1955 г. вокруг находящегося при смерти Георга образуется заговор, направленный на лишения Майнхарда права наследования. Шефнер оповещает о заговоре начальника старГЕРРодской полиции Голеску. Майнхарду, бывшему в Тираграде, Лукаш сообщает об угрозе лично. Кризиса удалось избежать, Майнхард благополучно вернулся в СтарГЕРРод. Шефнер принял непосредственное участие в последующем разгроме оппозиции, чем заслужил полное доверия Майнхарда.

С июля 1956 по февраль 1957 г. Шефнер обеспечивал охрану мероприятий, на которых Геррлайном обсуждалось формирование Консервативного Альянса.

СтарГЕРРод, бывший перевалочным пунктом для контрабандистов и скумовых баронов, стал, с оговоркой, одним из самых безопасных городов Тирагетии. Городская жизнь стала строго регулируема гвардией и полицией, что не могло не претить криминалитету. Весной 1957 г. произошла серия убийств правоохранителей. Принятые Голеску и Мандрием меры спровоцировали натуральный мятеж в бедных районах города, где влияние скумовых баронов еще не было изведено. План подавления "Скумового бунта" был разработан Шефнером, благодаря чему восстания удалось избегнуть.

В начале 1958 г. вступил в действие указ о роспуске политических партий. На капитана Шефнера легла задача проследить за роспуском восточно-геррмайнских социал-демократов. Шефнер устроил многодневные переговоры. Обещая помилование и возможность продолжить свою деятельность в формации профсоюзов, Лукаш добился расформирования парторганизации.

МВД[]

Шефнер МВД

Л. Шефнер, служащий МВД

Став министром внутренних дел, Геррлайн ввел Шефнера в МВД, как личного адъютанта. Помимо исполнения личных поручений, на него была возложена задача формирования "Активного резерва МВД". В "Резерв" Лукашем привлекались люди имеющие опыт военной службы, и в особенности офицеры, отстраненные фон Думхаммером. К концу июля 1958 г. в "Активном резерве" числилось 6-7 тысяч человек.

Во время Июльских Демонстраций, Шефнер прибывал в столичной штаб-квартире полиции. Когда обстановка накалилась, выступил представителем МВД на переговорах с митингующими. После переворота, Шефнер остался в столице, возглавив отпор мятежникам. С 17 по 20 июля, совместно с боевиками Кэтсби осуществил череду акций саботажа. Во время освобождения города Шефнер провел штурм Банка Гетии, где расположился штаб путчистов.

События «Пивного путча» показали, что столица, вместе со всем политическим руководством империи, уязвима, и находится под угрозой со стороны офицерства. Первые дни после 20 июля стоял вопрос о создании параллельного контура системы обороны, безоговорочно лояльного правительству. Новая структура, подчиненная МВД, получила название Национальная Жандармерия. Командующим стал Марку Барбот, а Начальником Штаба — Лукаш Шефнер в звании подполковника. Немолодой Барбот, тяжело перенесший события июля, мало занимался делами структуры, возложив большинство обязанностей на Шефнера, создавшего жандармерию на базе "Активного резерва". Лукаш разработал устав, систему командования и планы кадровой подготовки, опираясь на опыт гвардии. 25 августа 1958 г. Академия Внутренних войск была передана под контроль жандармерии, обеспечив Шефнеру приток профессиональных кадров.

Уязвимость столицы, вынудила ограничить число подразделений, допущенных к несению гарнизонной службы в Тираграде. Жандармерия стала одной из немногих, задействованных в столице структур. Тобеску, ставший первым Обер-комендантом, не желал делится компетенцией даже с союзниками. Майн Герр неохотно уступил. Дабы подчеркнуть подчинённость столичной жандармерии Тобеску, заместителем коменданта был назначен Шефнер, сменивший Тобеску после его смерти.

Второе Правительство, окончательно отойдя от политики изоляции, поспешило восстановить связи с соседями. В числе делегатов, посетивших в июне 1959 г. Иркутск, состоял Шефнер, представляющий МВД. В столице Берденгуссии он провел встречу с Альбрехтом фон Цеттуром. Повлияв на назначение послом Алексиса Мерсе́ру, Лукаш создал постоянный канал связи между Геррлайном и Цеттуром. Уже в Тирагетии, Шефнер был раскритикован за «заигрывание с берденами». Даже его непосредственный начальник Барбот выразился следующим образом:

«Перед тем как говорить о дружбе, пусть Западную Геррмайнию вернут.»

С 8 апреля 1960 г. — полковник.

Министр Шефнер

Министр Л. Шефнер выступает перед консерваторами в конце июня 1960 г.

Сообщение о покушении на Геррлайна застало Лукаша во время инспекции хофнарских частей жандармерии. Вскоре он уже направлялся в столицу. По задумке «СтарГЕРРодской Группы», Шефнер должен был приковать к себе всё внимание, пока окружение Геррлайна восстанавливает контроль над госбезопасностью. В Тираграде Шефнеру стало ясно, что, в отсутствие Майн Герра, Киан Орегану развернул деятельность по захвату МВД.

Полковник Шефнер активно препятствовал статс-секретарю. Ему удалось остановить Консервативный Альянс от развала, и даже привлечь в него фракцию Зогу. 23 июня, пришедший в себя Геррлайн, продиктовал Кэтсби прошение о назначении Шефнера министром без портфеля, которое было направлено Александру l. При поддержке Зогу, парламент принимает предложенный Шефнером закон о восстановлении полномочий депутатских комитетов, ограниченных с 1958 г..

Поддерживающий Орегану министр юстиции Кириак был смещен консервативными депутатами по предложению Шефнера. Сменивший его статс-секретарь Ифрим сразу же начал пересмотр т.н. «Дела Соловков» и ужесточил законодательство против контрабанды. 25 июня Шефнер, выступая перед депутатами, обвиняет статс-секретаря МВД «во вредительстве и злостных злоупотреблениях». После направленного депутатам обращения Геррлайна, зачитанного на закрытии парламентской сессии, декреты Орегану стали открыто игнорироваться, а многие чины МВД перенесли свои рабочие места в здание комендатуры.

27 июня Шефнер встретился с новым начальником столичной полиции Лаконом и мэром Беженару. После этого Шефнер фактически взял Тираград под контроль. 28 июня были проведены аресты ставленников Орегану.

На открытии парламентской сессии 15 июля, Шефнер в своей речи назвал первопричину кризисного положения —

«...разобщенность, исходящую от преисполненной противоречиями власти. Вместо решения жизненно важных задач, правительство, раздираемое фракциями, больше заботилось о тёплых местечках... Сейчас страна нуждается в едином, обличенном властью и народным доверием правительстве, не оставившем без внимания чаяния нации!»

С окончанием речи, Шефнер, вместе с прочими министрами, подал в отставку, чем завершил период работы Второго Правительства.

Консолидация власти над армией[]

"Мы не для того разгоняли любимых Думхаммером малограмотных ефрейторов, чтобы сдать их места иссохшим развалинам. Армия застоялась и нуждается в свежей крови!"

Чистка в армии июля-октября 1960 г. происходила под надзором Шефнера. Высшие командные посты, освобожденные от ССзС, были нехотя возвращены военной знати, а военное министерство было передано Ласкару. При «Новом Курсе» на жандармерию возложили контроль за соблюдением законности в рядах армии. Как шеф военной полиции, Лукаш вёл подбор кадров, которыми предстояло окружить новое командования. В приоритете были креатуры из среднего офицерства, испытывающего предрассудки к малочисленной военной элите и охотно ориентирующееся на геррлайнистскую власть. Вплоть до 1965 г. Шефнер будет составлять списки «Рекомендованных к повышению», направляемых напрямую Геррлайну, благодаря чему, ему удалось обзавестись персональной базой поддержки в вооруженных силах.

Первый жандарм

«Первый жандарм» — памятник, поставленный по случаю годовщины создания Жандармерии. В «Первом жандарме» легко угадываться Шефнер

28 августа Шефнер провел арест Вольфганга Гроза, которого позже лично допрашивал.

Шефнер быстро включился в борьбу с «Революционной армией Тирагетии». Под предлогом поддержания боеспособности вооруженных сил в условиях «следственных мероприятий», полки Национальной Жандармерии заняли штабы, военные части и базы, утверждая политический контроль над армией. От СМИ требовалось восхваления жандармов, как народных защитников. Стараниями «Имперской Печати» и «Независимого радио Тирагетии» было создано ощущение, что победы над красными партизанами — это заслуга шефнеровских солдат. В декабре, Геррлайн, Ласкар и Шефнер объявили народу о разгроме РАТ. В действительности, сопротивление продолжалось до середины февраля.

Когда был поднят вопрос о конституции, Шефнер рьяней всех выступал в пользу её разработки, считая это возможностью закрепить успехи Правительства. В марте Лукаш привел к присяге конституции столичный гарнизон. «Мартовская Конституция» вступила в силу в августе 1961 г.. В соответствии с процедурой, Палата депутатов была распущена. Новые выборы прошли под пристальным контролем жандармерии, в результате чего Парламент единогласно утвердил тот же состав Правительства.

Решающий удар по военной аристократии пришелся на первую половину 1962 г.. Вина за террор 1960 г. была возложена на военные трибуналы, полевые подразделения и княжескую гвардию, осуществившую расправы над подозреваемыми в симпатиях к ССзС. Ласкар и лояльные ему генералы были отстранены. Княжеские дома обязали сократить численность своей гвардии до 500 солдат. Этого, по мнению правительства, хватало, чтобы обеспечить безопасность княжеских особ и их имущества, но недостаточно, чтобы выступить против власти. Функции гвардии окончательно перешли Жандармерии.

После создания Бюро Безопасности, Шефнер вошел в него, как куратор внутренних войск. С уходом Барбота, Лукаш стал полноправным хозяином ll-го ГУ. Минуя звание бригадного генерала, производится в генерал-майоры. Через 16 месяцев — генерал-лейтенант. Полный генерал после подавления «Восстания гармонистов» 1969 г..

Человеческое лицо Геррлайнизма[]

Никогда не опускаясь до критики режима, Шефнер не боялся указывать на его недостатки. Особое недовольство Лукаша вызывал Вильгельм Кэтсби, шеф правительственного аппарата. Ведущее лицо жесткого курса, Кэтсби, - по мнению Шефнера, - несёт угрозу едва устоявшейся власти. Внутри геррлайнистов происходит раскол на авторитарное и популистское крыло. Шефнер, возглавляющий последнее, остаётся убежден, что для выживания геррлайнизму широкая поддержка, не ограничивающая пределами элиты. Им заключается союз в министром финансов Зогу, которому он в августе 1961 г. помог стать вице-канцлером.

Сохраняя с 50-х связи с видными профсоюзными деятелями, Шефнер привлек многих общественных деятелей в состав Национальных Синдикатов и Имперского Союза Трудящихся. Лукаш видел ИСТ в качестве массовой опоры «Нового Курса», а не просто инструментом контроля над пролетариатом.

Начавшаяся во второй половине 1962 г. изоляция Кэтсби и вытеснение его единомышленников из правительства дают Шефнеру площадку для реализации общественных программ. Руками ИСТ были проведены улучшения условий труда. Всё большее значение в деятельности Крестьянского объединения левославистов отходило агитации и ликвидации безграмотности в деревнях. Главным своим нововведением Шефнер считал т.н. «Серые карточки».

При создании Апелляционного Бюро, Шефнер был в числе тех, кто сформулировал основные критерии пересмотра судебных заключений. Лукаш приветствовал сокращение Бригад искупительного труда. Тем не менее, за место роспуска БИТ, настаивал на установлении фиксированных сроков, которые заменят расплывчатое понятие «...до искупления урона, нанесенного национальным интересам».

С 1964 по 1967 г., с помощью инициированной Шефнером программы «Мечи на орала», удалось пополнить ряды ИСТ 100 тыс. солдатами и офицерами, оставившими действительную службу. В середине 60-х, Шефнер выдвинул концепцию теоритического развития геррлайнизма. В 1966 г. видение Шефнера было издано отдельной книгой.

Карикатура

Карикатура «Новый коммунизм», изображающий Шефнера грозным леворадикалом.

Левый уклон Лукаша Шефнера делал его постоянным героем карикатур.

Леди Авареску[]

Развод Александру l с Констанцой Авареску в 1967 г. стал прецедентом расторжения брака императорской четы. Одной из претенденток в императрицы стала младшая сестра Констанцы, - Дана. Дана, в отличии от сестры, поддерживала хорошие отношения с геррлайнистским истеблишментом, и многими из него расценивалась как «своя» кандидатура. Младшая Авареску, хотя и не вышла за монарха, продолжила активно учувствовать в общественно-политической жизни.

В сентябре Дана посетила Съезд ИСТ, где выразила своё восхищение передовиками Союза, «всецело отдающих себя служению нации». Являясь в равной степени амбициозными, Шефнер и Авареску были заинтересованы в умножении своего политического капитала. Лукаш и Дана начали всё чаще появляется вместе на публичных мероприятиях, а через полгода объявили о своей помолвке. Чета Авареску-Шефнер более напоминала политический союз, чем супружескую пару. В выступлениях Авареску стала всё отчетливее ощущаться левая риторика. Наконец, Дана открыто причислила себя к «социально-мыслящей аристократии».

Дана

Чета Шефнер во время визита в Гетарест

Благодаря спонсорству Даны, тираж «Геррлайнизма с человеческим лицом» удвоился. В 1967-1968 г. помолвленные провели поездку по стране, принимая участие в общественных мероприятиях. В марте 1968 г. Дана продала один из семейных особняков и отправила деньги на строительство пансионата для работников горнодобывающей промышленности. Пропагандисты левого геррлайнизма, в особенности печать ИСТ, стали возвеличивать Шефнера, как «долгожданного примирителя дворцов и улицы».

После Восстания гармонистов, супружеская чета посетила наиболее пострадавшие города. Подъем популярности Даны совпал в пиком критики Констанцы. Экс-императрица не только не оправилась от развода, виновной в котором её считали, но и трусливо покинула Трансмонтию во время восстания, прихватив драгоценности. В 1969 г. было создано «Национальное благотворительное Общество» под председательством Даны Авареску-Шефнер. С назначением Лукаша генерал-губернатором Трансмонтии во второй половине 1969 г., Дана стала пресс-секретарем чрезвычайной администрации, лично освещая восстановление княжества.

Дана Авареску так же выступила спонсором лево-геррлайнистского кандидата на выборах мэра Тираграда 1970 г., позволившего Шефнеру установить полный контроль над столицей.

Advertisement