Discordia Вики
Advertisement

«Недобросовестное командование завело наш величественный корабль Тирагетия в воды политической, социальной и экономической неопределенности. В такое время, дабы сберечь команду, нужен сильный и надежный капитан, который не смотря не на что задаст Новый Курс и выведет судно из смертоносной стихии. Я намерен стоять у руля пока шторм не утихнет, а на горизонте не покажутся чарующие берега благоденствия.» — речь М. Геррлайна от 20 июля 1960 г., в которой впервые вводится понятие «Новый Курс»

Гетский крест

«Гетский крест», символ «Нового Курса» Тирагетии

«Новый курс» — комплекс политических, социальных и экономических мероприятий, направленный Третьим Правительством Тирагетии на купирование последствий т.н. "Июньского Кризиса". Характеризуется чрезвычайными мерами по установлению контроля над государственными и общественными институтами. В дальнейшем, «Курс» вышел за пределы этой задачи, нацелившись на переформирование квазифеодального тирагетского устройства в пользу корпоративной системы.

Внутренняя политика[]

Стабилизация[]

«Умеренный это тот, кто держит ультраправых в узде, в ультралевых — в петле.» — М. Геррлайн

Во имя обуздания коммунистической угрозы, установления порядка в провинциях и нормализации государственных процессов, возглавляемое Геррлайном Третье Правительство наделялось чрезвычайными полномочиями. Кабинет, ныне ответственный лишь перед императором, ввел в действие комплекс мероприятий, призванных стабилизовать Тирагетскую Империю.

  • Все сферы общества(в первую очередь армия и госаппарат) были подвергнуты чистке, на предмет принадлежности и/или симпатий к «антиимперским силам».
  • Власть на местах, при молчаливом согласии Великих Князей брали на себя назначаемые правительством Генерал-губернаторы. Княжеские Собрания, позже ратифицировавшие эти назначения, самоустранились, фактически уничтожая местное самоуправление.
  • Под эгидой Генерал-губернаторств проходило обретение контроля силовиков над политико-государственными процессами Тирагетии. Все правоохранительные структуры объединялись в Министерство имперской безопасности.
  • Массово создавались проправительственные общественные организации, призванные облегчить продвижение Стабилизации.
  • С ликвидацией фон Думхаммера, Правительство взяло прямой контроль над армией, завершив процесс начатый Петру l в 1942 г..
  • Был издан декрет "Об искупительных мероприятиях", поставивший труд всех работоспособных заключенных на службу Тирагетии.

Под лозунгами «Спасем Тирагетию!» и «Бдительность — пульс Империи» действовал тоталитарный режим июля 1960 — августа 1961 г., формально завершившийся вступлением в действие Мартовской Конституции 19 августа.

Режим секьюрократии[]

Силы МИБ

Силы МИБ на площади Сатан-Порта в день вступления в силу Конституции

Национальное Собрание, созыв которого был главным условием ввода «Стабилизации» Александру Тирагетом, был использован окружением Геррлайна для укрепления своего положения и легитимизации Нового Курса. Собрание утвердило выработанную под надзором МИБ конституцию, по которой Тирагетия становилаcь «секьюрократической корпоративистской монархией, строящийся на принципе народного самоуправления».

Государство объявлялось отражение национальной общности, защита существования которой декларировалась как первоочередная. Конституционные обязанности по обеспечению безопасности государства и нации возлагались на МИБ. Диктатура Геррлайна продолжила жить благодаря совмещению им поста Главы Правительства и Шефа над национальной безопасностью.

Благодаря монструозной системе контроля, Майн Герром продолжало оказываться сильное влияние на национальную и местную власти: кандидаты в избираемые губернаторы должны были быть утверждены МИБ, как и их заместители. После т. н. «Дела бюрократов», институт губернаторов упразднялся. На бумаге власть в Цинуте отходила Областному Собранию и его Председателю, в действительности центром политического влияния становился Префект, назначаемый Главой Правительства по предложению Министра имперской безопасности. Префект формально занимал подчинённое положение по отношению к Областному Собранию, но выступал политическим куратором областных отделений МИБ и оставался единственным лицом Цинута, имеющим право обжаловать положения Собрания в Областном Суде. Собрание имело право отклонить кандидатуру Префекта, что влекло его роспуск и новые выборы.

Министр имперской безопасности так же оставался человеком, без декрета которого не могло быть введено чрезвычайное положение. В условиях вводимого монархом ЧП, власть на местах, подобно временам «Стабилизации», переходила из рук местных властей к чрезвычайной администрации, назначаемой главой правительства и МИБ.

Широкие полномочия, возложенные на министерство в скором времени переменили центр политической власти в Тирагетии. После 1962 г. решение первоочередных вопросов ложилось на Бюро Безопасности — координационно-консультативном органе при министре безопасности. Бюро выступало координатором политики МИБ и руководило внутриведомственной полицией, осуществляющим надзор за чиновничеством министерства. Со временем, Бюро Безопасности переняло многие функции кабинета министров, возлагая на то функции, технического характера. После 1969 г. за ББ было закреплено его положение, в том числе и функция утверждать/избирать министра имперской безопасности.

Церковь[]

Важную роль в жизни Тирагетии эпохи «Нового Курса» стала играть Церковь. Левославие прежде было крупнейшей, но не подавляющей конфессией. Тираградская Хартия закрепляла право Великих Княжеств на религиозный суверенитет.

Левославная Церковь, укреплению которой Третье Правительство способствовало, стала стала важным проводником Нового Курса. Левославие было объявлено государственное религией, а её учреждениям была предоставлена «моральная монополия». Религиозный суверенитет составных частей империи был уничтожен. Министерство по религиозным делам и конфессиям было переименовано в Министерство по делам Церкви, а его руководитель, Думитру Роммель, стал одной из лидирующих общественных фигур.

Геррлайнисты относились к Левославной Церкви, как к государственному институту, и использовали её соответствующее. Привязка левославия к национальной идее явилась очередным методом утверждения государственного единоначалия.

Гражданские права[]

«Мы завоевали государство для простого человека. Но это не означает, что теперь он может разрушить его.» — Д. Зогу

«Мартовская Конституция» порвала с традиционализмом «Тираградской Хартии», действовавшей с XIX века. Законодательно были закреплены такие положения как:

  • Избирательное право,
  • Эмансипация женщин,
  • Право на трудовые ассоциации,
  • Право на безопасность,
  • Право на собственность,
  • Право на образование,
  • Федеративное устройство
Карикатура1

Карикатура «Выборы»

Режим "Нового Курса" декларировал гражданские права, но не позволял использовать их против государства. Геррлайнизм отрицал отделение народа от государства, как «не соответствующее национальной модели». Идея либерального «Народного суверенитета» заменялась патерналистским «Народным самоуправлением», разграничивающим персональные и политические материи. Вездесущему МИБ, в этой концепции отводилась ниша «арбитра». Общественная активность реализовывалась в формации общественных организаций; политическая — по средством выборов в районные и городские советы, областные собрания и Палату Депутатов.

Запрет на политические партии, введенный в январе 1958 г. нашел свое отражение и в Конституции.

Сопротивление[]

РАТ (1960-1961)[]

Третье Правительство с самого начала пустило все силы на уничтожение внутренней коммунистической угрозы. Самопровозглашенная «Революционная армия Тирагетии» была создана из осколков ССзС. Командующий РАТ генерал-лейтенант Тит Олтяну объявил «освободительную войну против монархо-фашистской узурпации».

РАТ действовала разрозненно: одни группы уходили в село, где было сильно недовольство имперским порядком; иные формировали партизанские соединения и пытались оказывать сопротивление нанося удары по ключевым путям. Когда на сельские группы обрушились силы внутренних войск, поддержанные ополчением, Олтяну предпринял попытку консолидировать подполье. Первая попытка была сорвана в октябре 1960 г.. Вторая, предпринятая в декабре, обернулась убийством или захватом присутствующих партизанских руководителей. На организованном коммунистическом сопротивлении был поставлен крест, и к концу февраля 1961 г. РАТ прекратила существование.

ОАО(1962)[]

10 февраля 1962 г. группа, назвавшая себя «Отрядом ахметистского отмщения» устроило покушение на нескольких членов Совета Его Императорского Величества, в числе которых был Ансельм Мэнеску. Жертв удалось избежать. 1 июля того же года у столичной комендатуры был задержан неизвестный с оружием. При допросе удалось выяснить, что он состоит в ОАО, и что он планировал покушение на жизнь Л. Шефнера. 4 августа группа была захвачена и предстала перед судом.

Движение гармонистов(1961-1969)[]

Файл:Отец и сын.jpg

Отец и сын, повешенные гармонистами

Денонсирование Тираградской Хартии вызвало острою реакцию со стороны игрийской диаспоры, среди которой было особо широко распространено Понипоклонничество. В конце 1961 г. между лидерами игрийской общины и Третьим Правительством был заключен договор о свободном функционировании храмов понипоклонничества в границах т. н. «Специализированных территорий». Среди игрийцев произошел раскол: те, кто не принял условия правительства присоединились к т.н. «Движению гармонистов».

Первоначально Движение вело мирные акции протеста против государственной роли левославия, ввода свободы вероисповедания и достижения «гармоничного сосуществования». Позже, по мере усиления в рядах гармонистов экстремистского крыла, начался рост антигеррлайнистских и антигетских настроений. После активизации радикалов, МИБ поставило перед местными властями задачу подавить сопротивление. После 1965 г. гармонисты начали получать поддержку со стороны администраций Трансмонтии, рассчитывающих на поддержку боевиков Движения. Со вскрытием факта снабжения радикалов и раскручиванием т.н. «Дела Губернаторов», экстремисты Движения совершают внутренний переворот и отстраняют умеренное руководство. После оглашения ультиматума со стороны Кабинета Министров, гармонисты подняли полноценное восстание, протекавшее с 15 по 21 января 1969 г.. Ответом на бесчинства гармонистов, среди которых были откровенно варварские расправы над левославным населением, был жестокий разгром Движения. Боевики, активисты и пособники гармонистов были захвачены и подвергнуты пыткам. Арестам подверглись от 70 до 90 тыс. человек.

«Клика бюрократов»(1962-1969)[]

Вперед к победе

Пропаганда времен восстания: Майн Герр, направляющий армию против гармонистов

К началу 1963 г. среди геррлайнистского чиновничества сформировалась оппозиция. Ядро заговорщиков составила группа экс-консерваторов. Группировка не была монолитна: одних возмущала концентрация власти в руках силовиков, другие опасались лишится своего положения в свете начавшегося левого уклона в государственной политике. Разделенные по министерствам и ведомствам оппозиционеры решили сделать локомотивом своего движения провинцию. Применяя административный ресурс, группировка, позже прозванная «Кликой бюрократов» продвинула своих сторонников на губернаторские посты. Особый успех имелся на севере, в Трансмонтии.

По заявлению V-го ГУ МИБ, заговорщики «стремились изолировать ряд цинутов от империи, использовать провинции в качестве баз в своем предательском походе». «Бюрократами» была развернута деятельность по втягиванию областной полиции в свое подчинение. Со временем, консерваторы обзавелись персональным лобби в Тираграде, покрывающее их деятельность в провинции. С 1965 г. руководители заговора начали поддерживать радикалов из числа гармонистов. В 1966 г. группа, посчитав себя достаточно сильной, установила контакты с эмигрантскими кругами. В ноябре 1968 г. лидеры заговора разошлись по вопросу дальнейшей деятельности: многие опасались, что на них уже вышло IV-е ГУ и дело за восстанием. Прочие настаивали на неготовности к выступлению и склонялись к дальнейшему «укреплению на местах», с привлечением военного командования Трансмонтии и Гетии.

В ночь с 8 на 9 января 1969 г. прошли облавы, более 300 человек было арестовано. Т.н. «Дело губернаторов» стало открытым процессом, косвенно перетекшим к «Восстанию гармонистов». Уже после подавления мятежа на скамье подсудимых предстали 6 губернаторов и 22 высокопоставленных чиновника. Процесс послужил поводом для разработки и введения общеимперского акта «О свободе и безопасности», завершившей геррлайнизацию Тирагетии.

«Молодая кровь»(1965-1970)[]

Преимущественно молодежная группировка, поддержанная либеральными деятелями культуры. Свою деятельность «Молодая кровь» начала после объединения тирагетских молодежных организаций в Общество детей Конституции. Согласно начальнику III-го ГУ Ф. Власову, т.н. «Молодая кровь» планировала на празднике в честь годовщины Реставрации совершить покушение на главу правительства и его заместителя, переодевшись Детьми Конституции. Так же, по утверждению Власова, группа студентов имела поддержку из заграницы, заинтересованной в свержении режима Третьего Правительства.

Экономическая политика[]

«Тирагетии предназначено быть нацией собственников. Миссия Нового Курса состоит в том, чтобы каждый трудящийся стал, в той или иной мере, собственником в своей сфере деятельности.» У. Мареш, президент Национального Банка

«Новый Курс» поставил задачу создание широкой элиты, путем «обновления» её состава окрепшим средним классом. Были созданы государственные, разделенные по отраслевому признаку Национальные Синдикаты в которых было представлено единое проправительственное профсоюзное движение, — Имперский Союз Трудящихся. Для рабочих-резидентов ИСТ существовала т.н. система "Серых карточек", представляющая совокупность надбавок, зависящих от доходов производства.

Функционеры Имперского Союза широко представлены в административных и финансовых учреждениях Тирагетии. С помощью ИСТ, государство становилось посредником между капиталом и пролетариатом.

Была введена разветвленная социальная политика, которая, тем не менее, затрагивала только членов общественных и корпоративных объединений.

Ключевые отрасли(горнорудная и урановая добыча, связь, железные дороги, электроэнергетика) отходили полугосударственным Концернам.

Производство товаров массового потребления возлагалось на средние предприятия. С целью их поддержания, были учреждены "Фонды развития", благодаря которым на первый план вышли такие компании как Мичченс, Афтон Техникс и т.д. Фонды были ограничены, что, по мнению правительства, должно было поощрять конкурентную атмосферу. Нецелевое использование фондовых средств влекло за собой вмешательство МИБ, не брезгующее национализацией или передачей собственности отдельных предприятий в пользу "надежных" компаний.

В 1960 г. были заключены двухсторонние договора с Берденгуссией и Игрией, по которому Тирагетия сроком на три года в разы увеличивала экспорт сырья, оплата которого производилась в леях. Помимо увеличения доходной строки, подобный подход остановил обесценивание национальной валюты.

Фреска

Фреска «Возведение "Александровской" ГЭС»

Борьба с безработицей, давшей о себе знать в конце 1959 г., велась по средством организации программы общественных работ. Население, с конца 1960 по конец 1964 г. привлекалось к строительству железнодорожных станций, доков, школ, прокладыванию дорог, осушению болот и т.д.

К трудовой повинности были также привлечены заключенные и осужденные, из которых формировались т.н. «Бригады искупительного труда». БИТ привлекались к наиболее тяжелой работе, такой как лесозаготовка, прокладывание каналов, добыче угля и т.д. Зачастую Бригады сдавались в пользование Концернов.

Первые 2 года «Нового Курса» профициты бюджет удерживался откровенно силовыми способами:

  • Собственность нелевославных церквей и храмов подлежала национализации,
  • Средние и малые банки, отказавшиеся следовать политической повестке, облагались существенными налогами под угрозой национализации,
  • Вводились пошлины на продукцию с изображением национальных символов. Причем имелся регламент, принуждающий к размещению оных на ряде категорий продукции,
  • Ряд статей расходов перекладывался с центральных органов на региональные администрации,
  • Лесозаготовительные и деревообрабатывающие компании облагались нефиксированным налогом, который, однако, открывал им доступ к «услугам» БИТ.

В 1963-1965 г. наметилась частичная либерализация экономических процессов и общее сокращение вмешательства. Нерентабельные сегменты производства оказались приватизированы. Так же новой статьей притока финансов стал туризм, развивающийся в подачи правительства.

Тяжелая промышленность

Пропаганда: Геррлайн напутствует трудящихся на развитие промышленности. Надпись «Тяжелая промышленность — лёгкая доля»

Индустриализация[]

Важную роль в пропаганде «Нового Курса» играл миф «О незавершенной индустриализации». Согласно ему, промышленный скачок, начавшийся в 20-х годах, и прерванный гражданской войной — не имел продолжения. Этот нарратив был частью кампании очернения эпохи Военного Правления. В действительности же, процесс индустриализации был завершен, хоть и замыкался на обслуживании военного сектора промышленности.

Монополизированный рабочий потенциал был мобилизован на поднятие национальной промышленности. Первоочередной задачей было создание стабильной производственной структуры, которая бы обеспечила устойчивую конкурентоспособность национальных товаров на мировом рынке.

С 1960 по 1965 г. производилась массовая модернизация производства и расширение промышленного сектора с привлечением иностранных инвестиций. Существенно возросло число предприятий в сферах машиностроения, текстиля, металлургии и химической промышленности.

Программа электрификации стала наиболее масштабной за время «Нового Курса». Выработка электроэнергии была увеличена в 32 раза.

Аграрная политика[]

«Правда в пшенице»

Надпись: «Правда в пшенице»

Чтобы взять под контроль «пищевую ротацию», вызванную Июньским Кризисом, была введена талонная система, действующая с лета 1960 по весну 1962 г.. Это позволило землевладельческой элите почувствовать собственную силу, чем Геррлайн смог удовлетворить аппетиты аграрного лобби. В условиях угрозы обесценивания тирагетской леи, продовольственные талоны, во многом заменили валюту, в частности для участников общественных работ, для которых талоны были основным методом оплаты.

В аграрных регионах создавались комитеты, состоящие из членов КОЛ, крупных землевладельцев и чиновников министерства продовольствия. Комитеты следили за нормами выращивания сельхоз культур, и, при невыполнении нормы, направляли жалобы в местные трибуналы, которые давали право комитетчикам на изъятие собственности провинившихся крестьян.

Через комитеты произошло частичное перераспределение земельных наделов. Участками, таким образом, наделялись члены КОЛ, проправительственные активисты, полицейские и офицеры деревенского происхождения. Осуществилось увеличение числа средних землевладельцев и крестьян-собственников. Между оными действовала активная кооперация в рамках Национального Синдиката Сельского хозяйства.

Дополнительным источником земли стали территории осушенных Муштинских Болот.

КОЛ

Символ «Крестьянского объединения левославистов»

С 1963 по 1970 г. активно шла механизация сельского хозяйства, проявившееся, помимо увеличения числа применимой техники, в создании промышленных механизированных предприятий, - «Аграрных Комплексов.

Главной опорой геррлайнизма в селе, помимо крупной землевладельческой элиты, были:

  • Новая прослойка землевладельцев, «выбившуюся и люди» через КОЛ,
  • Аграрные рабочий — технический персонал Агрокомплексов,
  • Сельское духовенство, — традиционно сильное в глубинках.

Аграрный сегмент является наиболее уязвимым во всей политике «Нового Курса». Не смотря на все попытки правительства укрепить собственный «блок» в сельскохозяйственном секторе, основная масса людей, занятых в поле составляют геты, живущие в тяжелых материальных условиях. Этот фактор делает сельские просторы Тирагетии наименее стабильными регионами государства. Бунты в деревне происходят регулярно, что вынуждает держать в аграрных цинутах широкое силовое присутствие. На момент 70-х сельское хозяйство остается одной из основных строк в тирагетском производстве.

Архитектура «Нового Курса»[]

«Времени и делам свойственно застывать в камне. Смотря на античные храмы, средневековые крепости и дворцы эпохи Возрождения мы сразу понимаем, что были за люди тех, минувших эпох. Спустя 100, 500, 1000 лет, наши потомки будут так же взирать на результаты наших трудов.» — Р. Антонеску, главный архитектор

Advertisement